День седьмой, восьмой. Переход пятый. Перевал Кар-Кар.

Справка :

Перевал "№87 (Кар-кар)"

Горный массив: Урал

Горный район (хребет): Приполярный Урал

Высота: 1240

Категория: 1А (зимой: 1Б)

Экспозиция склонов: северо-вос

Соединяет: верховья долин рек Балбанъю (басс. р. Кожим) и Манарага (басс. р. Косью). Находится в Исследовательском кряже, в 4 км на северо-запад от г. Народная.

Описание: Находится в Исследовательском кряже, в 4 км на северо-запад от г. Народная.

Со стороны р. Балбанъю выход на перевал от озера с островом. Перепад высот от озера до седла около 70-80 м, крутизна 30°. Из долины р. Манарага выход на перевал по трём ступеням. Первая ступень начинается от р. Манарага длина около 80-100 м. Крутизна 25°, местами почти вертикальный склон. Под вторую ступень ведут моренные гряды, около 1 км. Вторая ступень протяженностью 150-200 м. Крутизна 35°. Третья ступень самая короткая и самая крутая с почти вертикальным склоном. Средне - и крупнообломочная осыпь. Встречаются «живые камни». Перепад высот 420 м.

 

 

 

 

 

Утром туман поднялся, и макушки гор проткнули его плотное одеяло. Дышалось легко, и мы ждали появления Солнышка, так как ветерок всё-таки бодрил.

 

Вкрапления кварца.

 

- Вот это несётся! – Паша не скрывал восторга, - Во даёт !

 

Мы пили кто чай, кто кофе, а к нам с перевала действительно нёсся парень. Он двигался безупречно, никаких лишних телодвижений, всё выверено и рассчитано. Широкий шаг, свободный размах рук, вооружённых лыжными палками (говорят, что они помогают при ходьбе по горам, но это кому как…). Ещё пара минут и вот он уже около нас.

 

- Чайку, кофейку? – мы пялимся на него не скрывая восхищения и любопытства.

 

- Да нет, спасибо, - он немного всё-таки смутился.

 

- У нас отличный, настоящий кофе! – продолжаем настаивать.

 

- Уговорили! – смеётся совершенно открытой улыбкой сильного человека.

 

- Откуда будешь?

 

- Из Сыктывкара. Времени мало, вот и тороплюсь всё посмотреть. Вчера был на Народной.

 

Мы офигели. Это чёрт знает где, плюс восхождение и спуск с самой высокой горы Урала, 1895 метров над уровнем моря.

 

- Ну, ты даёшь! Может, всё-таки перекусишь?

 

- Нет, так бежать легче, – смеётся в ответ, но галетиной угощается.

 

Мы рады тому, что хоть чем-то смогли его порадовать. Он допивает кофе и мчится дальше вниз к Манараге. Засекаем время.

 

- Ты часом на зимнею Олимпиаду в Сочи не собираешься?

 

- Нет, у меня другие планы! – машет он нам на прощанье.

 

- Удачи! – желаем мы ему от всей Души.

 

Восемнадцать минут ему потребовалось на то чтобы пройти участок пути, который мы прошли вчера минут за сорок, правда мы поднимались, а он спускался, но это ничего не значит, так как он летел, а не шёл.

 

Стали собирать лагерь, обмениваясь впечатлениями о новом знакомом.

 

- Ещё бегут, но эти уже помедленнее, - заметил глазастый Пашка.

 

К нам спускалась колоритная группа, состоящая из девушки-проводника лет 30-ти и двух дедушек лет 70-ти. Девушка добежала до нас первой и оказалась Пашиной знакомой, звали её Лена, и они вместе были на каком-то семинаре по защите Национального Парка Югыд Ва. От чая и кофе они отказались.

 

- Что там у вас? Ружьишко? – Лена пристально смотрела на зачихлённые бакены.

 

- Нет. Бокены. Деревянные тренировочные мечи, - ответил Яруна, - вот смотрите.

 

Лена недоверчиво стала осматривать бокены.

 

- А что вы с ними делаете? Опираетесь во время ходьбы?

 

- Нет. Мы тренируемся.

 

- Это после того как весь день идёте, потом ещё и тренируетесь? – теперь уже мы удивляли.

 

Паша достал бокен и начал очень ловко им орудовать, а ведь всего лишь раз попросил Яруну показать, как это делается. В общем не утро, а сплошные открытия!

 

- Больные люди, - воскликнула Лена.

 

- А ты что, на Урале встречала здоровых?

 

Мы все дружно рассмеялись.

Дедушки были тихими, но деликатно попросили разрешение сфотографировать собачку. Элик не возражал, он ловил минуты отдыха и грелся на солнце.

Отдохнув, группа продолжила спуск.

 

Лена задержалась:

 

- Знаете, что они взяли с собой из продуктов? – заговорчески спросила она, - три килограмма огурцов и три банки пива! И это всё.

 

- Так может тебе хот печенье, галеты дать?

 

- Не надо, спасибо, у меня шоколадка есть! – рассмеялась она, - вот только, если можно, бутылку воды.

 

- Конечно можно! Свежая, только что набрали.

 

И Лена помчалась догонять своих пенсионеров.

 

Мы как-то заметно приободрились. Если уж эти дедушки прошли через Кар-Кар, то и мы никуда не денемся, пройдём. Сборы ускорились, тянуть время дальше не было смысла. Нам уже всё показали и приободрили.

 

Погода улучшалась с каждой минутой, и мы торопились, чтобы не идти в самую жару.

 

У Кар-Кара три ступени. Первая круто поднималась от места нашей ночёвки и терялась за камнями. Это был достаточно крутой подъём, но шёл он по зелёнке, и идти было вполне комфортно, если не смотреть вниз, на увеличивающуюся высоту. Совсем некстати напомнил о себе мотор и начал сбоить, пришлось часто останавливаться и дышать открытым ртом, восстанавливая его ритм. В голове звучали слова уже другой песни Высоцкого (эх, спасибо тебе, Владимир Семёнович!) :

 

Ну вот, исчезла дрожь в руках,

Теперь - наверх!

Ну вот, сорвался в пропасть страх -

Навек, навек.

Для остановки нет причин -

Иду, скользя,

И в мире нет таких вершин,

Что взять нельзя.

 

Надо сказать, её бодрый оптимистический настрой и ритм оказали мне отличную поддержку, да ещё Яруна надавил и заставил бросить рюкзак, сам за ним ходил, двигаясь по камням снежным барсом и наслаждаясь свободой движений.

 

 

Преодолели первую ступень перевала. Красота фантастическая!

 

Осмотрелись. Снова камни. Пошли в обход по трамвайным билетикам зелёнки, чтобы сохранить Элькины лапы. Спуски, подъёмы, снова спуски и снова подъёмы, и вот преодолена вторая ступень. Впереди ровный участок дороги со следами старой оленей тропы. Здесь ещё несколько лет назад оленеводы гоняли свои стада на Старуху, но вот их уже давно нет, а причину изменения их маршрута никто не знал.

 

Вид со второй ступени.

 

Вышли к карстовому озеру, по другую сторону холма оказалось ещё одно такое же. По тому и перевал назван Кар-Кар из-за карстовых озёр, расположенных на нём.

 

Это была вторая ступень подъёма. Смотреть вверх было страшно да ужаса. Снизу казалось, что там наверху сплошное нагромождение камней и подняться по ним не представляется ни малейшей возможности. Паша смеялся и говорил, что всё равно пройдём. Он был на этом перевале не один раз, но с этой стороны заходил впервые.

 

Немного отдохнули, попили воды из озера. Ребята сбегали глянуть немного вперёд. Вернулись озадаченные. Посовещались. Решено было, что мы с Эликом остаёмся здесь, а все остальные поднимаются вверх, а затем парни за нами спустятся, заодно и дорогу разведают. Сказано, сделано. Мы остались ждать их на кусочке относительно ровного пятачка. Элик улёгся, но постоянно сползал вниз, пришлось подставить ему под спину ногу, тогда он расслабился и уснул, но не надолго. Вечерело. Ветер был холодным, камни не успели прогреться и мы с ним прижимались друг к другу, чтобы согреться.

 

- Э-эй! – послышалось откуда-то сверху.

 

Прямо надо мной, но гораздо выше стоял Паша, улыбался и махал рукой.

 

- Ура! Они поднялись! – сердце радостно забилось.

 

- Э-эй! – теперь уже Яруна махал мне рукой.

 

- Ку-ку! – его место занял Малиоша.

 

Значит, нам осталось ждать совсем немного и они вернуться за нами. Они вернулись достаточно быстро, каждый шёл своим маршрутом в надежде найти более приятный путь. Яруна выглядел совсем расстроенным. Оказывается, что на верху есть большая широкая, удобная дорога, «хоть телегой по ней езжай!», но она резко обрывается, её засыпало камнепадом. Теперь стало понятно, почему оленеводы здесь больше не ходят. Делать нечего, придётся идти там это где возможно, и мы тронулись в путь.

 

Яруна шёл первым, чтобы Элай шёл за ним, а мы с Пашей планировали подниматься потихоньку, не спеша с моим рюкзаком. Не тут-то было. Элик отказался подниматься без меня. Пришлось ускоряться и, опираясь где на четыре кости, где, зависая, не знаю на чём, подниматься всем вместе. Паша шёл за мной, предупреждая возможное падение кого-то из нас. Малиоша, отобрав рюкзак у Нины, страховал нас всех, демонстрируя чудеса виртуозного передвижения по голым скалам. Такой сплочённой кучкой мы добрались до верха.

 

- Ещё далеко? – спрашивала я.

 

- Нет! Ещё совсем чуть-чуть, - нагло врали мне они, - Видишь? Там Лиска стоит, до неё осталось два сантиметра!

 

До замёрзшей Лиски, оставалось метров пятьдесят. Она обрадовалась, увидев нас, замахала руками. Именно эти метры и оказались самыми опасными. Надо было пройти по голой, отполированной сотнями ног скале, обрывающейся отвесно вниз. К счастью обрыв был коротким по длине, но не по высоте и если сорваться с него, то:

 

А имена тех, кто здесь лег,

Снега таят.

Среди непройденных дорог

Одна - моя.

 

Остановились передохнуть перед решающим броском, отдышались.

 

Ну вот, исчезла дрожь в руках,

Теперь - наверх!

Ну вот, сорвался в пропасть страх -

Навек, навек.

Для остановки нет причин -

Иду, скользя,

И в мире нет таких вершин,

Что взять нельзя.

 

Среди нехоженых путей

Один - пусть мой.

Среди невзятых рубежей

Один - за мной.

 

Рывок и мы все целые и невредимые на вершине перевала Кар-Кар!

 

Здесь голубым сияньем льдов

Весь склон облит,

И тайну чьих-нибудь следов

Гранит хранит,

И я гляжу в свою мечту

Поверх голов

И свято верю в чистоту

Снегов и слов.

 

И пусть пройдет немалый срок -

Мне не забыть,

Как здесь сомнения я смог

В себе убить.

В тот день шептала мне вода:

"Удач всегда..."

А день... какой был день тогда?

Ах да - среда!..

 

А какой от туда вид! Весь Урал как на ладони! Даже Манарага хорошо видна.

 

Мы опьянели от восторга, от того, что всё-таки смогли, дошли, прошли.

 

Теперь нам предстоял спуск, но не такой как на Зигзаге, хоть и каменистый, но пологий, да и тропа шла по большим широким камням.

 

На этой стороне встретили группу биологов из МГУ, с которыми забрасывались на Желанную. Они разбили у карстового озера лагерь и развлекались тем, что забирались то на те, то на другие скалы, это у них хобби такое, по камням лазать.

 

Внизу у противоположного берега озера стояли палатки ещё одной группы. Мы тоже встречались с ними, но у Манараги. Как тесен Мир!

 

Настроение было восторженным, ноги бежали, не смотря на усталость. Нам надо было спуститься и дойти да развилки, туда, где был наш лагерь. Пологий спуск шёл по спине маленького хребта, и порой казалось, что мы идём по спине спящего дракончика. С обеих сторон были не крутые обрывы, заканчивающиеся ручьями, прыгающими по водопадам. Вечерело.

 

- Сколько время?

 

- 20:05 – ответил Паша, единственный обладатель часов.

 

- Так нам же на связь выходить через пять минут!

 

Мы, не останавливаясь, собрались вместе и на ходу выяснили, что все могут выйти в эфир прямо так на бегу. Нас ждали наши РОДные сотоварищи по форуму, а о времени мы договорились ещё перед отъездом.

 

Связь состоялась! Мы были в полном восторге.

 

Окрылённые, мы домчались до реки. Надо переходить в брод, значит надо менять кроссовки на болотники. Переобулись. Перешли. Малиоша снял сапоги, а Яруна отнёс их Паше, чтобы он не прыгал по камням через реку и не мочил ноги. Холодало. Наконец-то все переправились и зашагали по настоящей дороге к месту стоянки.

 

Яруна с Пашей шли чуть впереди. Вдруг, на дороге они увидели бумажный червонец. Он выглядел так не естественно и был таким не соответствующим времени и месту, что даже не сразу поверилось в реальность происходящего. Но червонец лежал на дороге.

 

- Паша, возьми его, может хоть костёр поможет развести? – засмеялся Яруна.

 

Дойдя до стоянки, действительно попытались развести им костёр, ничего не получилось. Денежный эквивалент человских отношений оказался совершенно бесполезен в горах. Но мы уже привыкли обходиться без них, поужинали, правда не помню чем, а ведь даже не перекусывали во время этого перехода.

 

Пока мы спускались, небо было чистым и ясным, а вот сейчас, в долину начал спускаться туман. Он укутывал мир плотным одеялом. В тумане было мокро и холодно, пришлось расходиться по палаткам.

 

Усталые организмы быстро погрузились в сон, но не надолго. Нас разбудил странный звук. Звук был громким и сюреальным.

 

- Фырррррррррь!

 

Доносилось от перевала, проносилось над головой и мчалось дальше, к другому горному хребту. Возникло впечатление того, что гигантский бумеранг, запущенный чьей-то уверенной рукой пролетел над нами.

 

Палатка качнулась от порыва ветра.

 

- Фыр-фыр-фыр.

 

Ещё что-то пролетело над нами. Затем посыпались ещё какие-то звуки, завывая и будоража воображение. Палатка ходила ходуном. И тут мне показалось, что на нас катится с горы огромный ком непонятно чего:

 

- Ууууууууууууу, - шло по нарастающей.

 

Докатилось до нас. Палатку просто положило и расплющило от внезапного порыва ветра, но дуги выдержали и вернулись в исходное положение, восстанавливая купол нашего домика.

 

- Вы там как?! – спросил Паша.

 

- Нормально, - отозвались мы, поддерживая гнущиеся от ветра дуги палатки руками.

 

- Сколько время?

 

- 12:07

 

- Понятно … - до утра ещё далеко, а светопреставление только началось.

 

Испуганный, внезапными порывами ветра и непонятными звуками, вскочил Элай. Посмотрел на нас сонным взглядом, улёгся обратно под спальник и заснул. Уставшая Лиска тоже сладко спала, в своём спальнике. Мы с Яруной на автопилоте поднимали руки и поддерживали палатку, чтобы не унесло. Хорошо ещё, что он не послушался Пашу и забил все колышки, растягивая палатку.

 

 

Горы были на месте ...

 

Прибитые палатки тоже ...

Утро встретило нас солнечной улыбкой. Даже намёка на то, что же это такое происходило ночью не было. Горы были на месте, ручей, что бежал внизу тоже, от тумана оставались тоненькие тающие пёрышки, мир был чист и прекрасен.

 

Этот день решено было провести здесь. Отдохнуть, а на завтра двинуться на Старуху. Машина на Желанную должна прийти за нами лишь 11 числа. Так что у нас ещё целый вагон времени, сегодня только 9-тое, пройти оставалось примерно 27 км.

 

Мы с Лиской устроили себе купание, спустившись к ручью. Удивительно, но никто из нас не заболел от этих водных процедур в ледяной воде.

 

По дороге насобирали грибов, а то как же мы без них! А на обед приготовили настоящий нажористый грибной суп! Действительно суп, как и заказывал Пашка.

 

 

 

 

Народ развлекался как мог. Малиоша с Пашей устроили фотосессию всем жучкам и червячкам, а так же измучили своим пристальным внимание несчастного кузнечика.

 

 

Потом им под руку попался сокол, который был отснят самым подробнейшим и обстоятельным образом.

 

Яруна же наслаждался возможностью позаниматься Тай Цзи, поработать с мечами, а потом расшалился и начал изображать из себя Бетмана.

 

Элай даже не хотел выходить из палатки и так и продрых там пол дня.

 

Царь - доволен!

Все веселились.

Самое трудное было уже позади.